«Купола на всю спину? Вообще отличная тема». Американский тату-мастер рассказывает о своей работе в Минске

 

 

Дэн Гилсдорф 22 года рисует на людях и позволяет рисовать на себе. В мире тату он топовый персонаж — почти как Григорий Лепс в беспощадном русском шоу-бизнесе. В ноябре улыбчивый житель Портленда принял приглашение мастеров из минского тату-салона Good Sign Tattoo и провел в Беларуси рабочую пятидневку. Не отвлекаясь от производства, американец подробно рассказал Onliner.by, как мода на татуировки вредит культуре, признался, что раньше считал Беларусь мистическим местом, и объяснил, зачем собрал машину, которая убивает фашистов.

***

Гилсдорф из Портленда. Ему 43 года, 22 из которых посвящены тату. Недавно жена Дэна получила грант на написание книги о современном искусстве в Польше и отправилась в Варшаву. Гилсдорф не захотел любви на расстоянии и двинул в Европу за супругой. А от Варшавы до Минска — всего ничего

— Я начал работать в 1993-м, — говорит Дэн. — Кажется, загорелся татуировками еще в детстве. Пытался определиться по жизни, постоянно думал, чем заняться. В итоге надумал и поступил в школу искусств. Когда мне стукнуло 18, первым делом я отправился в салон. Да, в Америке татуировки можно набивать только с 18 лет. Образцы работ на стенах, представители субкультуры — салон показался мне магическим местом. Вообще заворожил. В общем, в 19 лет я решил: «Окей, ребята, тату станет моей жизнью», — и придумал студию Atlas Tattoo, в которой работаю до сих пор.

 

***

 

Дэн ждет первого за день клиента и, собираясь делать эскиз, вспоминает дебют в ремесле.

— Это был жесткий панк. Все его тело покрывали просто ужасные татуировки. Я ничего не мог испортить, даже если бы сильно постарался [смеется. — Прим. Onliner.by]. Панк сказал мне: «Малой, вали что хочешь и как хочешь». В итоге мы выбрали логотип его любимого пива и сделали небольшую татуировку. Процесс был несложным, результат — отвратным. Но панку было все равно.

***

 

У Дэна, который признается в своей любви к татуировке, зарисованы кисти, но при этом чистое лицо.

— Просто я люблю людей и не вижу смысла быть против них. Не хочу, чтобы меня боялись. Поэтому и не делаю тату на лице. Но для ребят, которые нуждаются в сильной реакции общества, это хороший способ самовыражения. Не вижу проблемы. Все же тату изначально обозначали какой-то протест. Чуть-чуть против общества, чуть-чуть против системы, чуть-чуть против окружающих тебя людей. Если человек решает, что среда его обитания идет далеко лесом, и делает тату на лице, мне это кажется интересным. Просто я позволяю другим людям быть другими.

 

***

 

Дэн заканчивает рисовать, знакомится с клиентом и наносит контур будущей татуировки. На рабочем месте много специализированной утвари, среди которой выделяется самодельная машинка с надписью This machine kills fascists («Эта машина убивает фашистов»).
— Я сделал ее 15 лет назад и пользуюсь сих пор. This machine kills fascists — фраза, которую написал на своей гитаре фолк-исполнитель Вуди Гатри. Думаю, у вас он не очень популярен. Мне понравилась идея — решил использовать. Тем более я люблю свой инструмент. Считаю, что машинка для нанесения краски, как и гитара, меняет мир к лучшему.

 

***

 

На прощание американец широко улыбается и углубляется в свою работу, которая доставляет ему заметное удовольствие. Белорусские мастера периодически подходят к Дэну, что-то отмечают про себя и идут на прежние места.

***

— И помните: татуировка должна быть не от моды. Все-таки жизнь дольше, чем мода, — говорят ребята, углубляясь в разгоревшийся рабочий день.

 

 

 

Полная статья (https://people.onliner.by/2015/12/01/tatu-3)